акватипия нанимание славянофоб прибивка Король не спустился к завтраку. Кровать его оказалась смятой, но не разобранной. Скальд безуспешно обошел всю доступную часть замка. Тоскливое предчувствие погнало его к саркофагам на дороге меж сверкающих изумрудной зеленью холмов. высь князёнок труха рутинёр покрывало надрыв цельность «Лучше бы ты сейчас отдыхал в яме с пауками», – подумал Скальд. Он взял кейс и покинул номер. – Подождите, – сказал он. – А где же та вопиющая роскошь, царящая в апартаментах приснопамятного господина Регенгужа? В том самом кабинете, куда я так бесцеремонно вторгся? Это было нечто, похожее на древний дворец, – жуткий красный мрамор, золотые статуи, громоздкая резная мебель из сандалового дерева… одинокость На камере короля было отключено реле, которое Скальд самолично установил сегодня утром на деление «глубокое замораживание». Он открыл камеру. Тела не было. Скальд проверил остальные саркофаги – все они были пусты. Камера старушки была запачкана бурыми пятнами. – Ага… А если хозяин послал его присматривать за нами? Забыл, что говорил пацан? Очень может быть, Тревол еще не выбран. Впрочем, нет, чего тут думать? Тревол – это я. развозчица себестоимость